К 70-летию Великой Победы

 

22 июня 1941 года фашистская Германия напала на нашу Родину.

Вся жизнь в стране и области стала перестраиваться на новый лад.

В суровые годы Великой Отечественной войны прокуратуру Новосибирской области возглавил Константин Яковлевич Румянцев.

В июле 1941 г. в областной прокуратуре был создан штаб местной противовоздушной обороны. С октября 1941 г. до окончания войны установлено круглосуточное дежурство оперативных работников.

В течение 10 дней войны из органов прокуратуры было призвано в ряды Красной армии более 40 человек.

Великая Отечественная война потребовала максимальной чёткости и организованности в работе государственных, общественных учреждений, предприятий, еще более строгого соблюдения законов всеми должностными лицами и гражданами СССР.

Эвакуация в область, в первую очередь в Новосибирск, предприятий оборонного производства, дала импульс к превращению города в самый мощный за Уралом форпост советского военно-промышленного комплекса, что, в свою очередь, предопределило его специализацию на последующие десятилетия*.

Неизбежными и жестокими спутниками войны являлись массовые вынужденные миграции – эвакуация из западных, а затем центральных и южных районов страны на восток. В 1941-1942 гг. Новосибирская область приняла на свою территорию и разместила в городах и сельской местности свыше 500 тыс. плановых эвакуированных и беженцев, из них более 200 тыс. человек нашли приют и работу в сельских районах области. их труд стал большим подспорьем для села: в 1942 г. эвакуированные составили 1/6 трудоспособных колхозников области. Особое внимание сибиряки уделяли эвакуированным ленинградцам, которых насчитывалось около 80 тыс. Заботой были окружены дети, прибывшие в область в составе детских учреждений. К 1943 г. здесь было 48 детских домов, из которых значительную часть (37) составили эвакуированные из осажденного Ленинграда*.

Еще более трагические приметы военной эпохи – потоки принудительных миграций*.

Для новосибирцев и жителей области четыре военных года стали временем громадных изменений.

За годы войны радикально изменились административно- территориальные границы Новосибирской области. Вследствие разукрупнения (выделения в 1943 и 1944 гг. из ее состава Кемеровской и Томской областей) карта области приобрела очертания, известные нам сегодня*.

В условиях оккупации гитлеровцами важнейших сельскохозяйственных районов страны на область (как одну из тыловых районов страны) выпала тяжесть снабжения фронта продовольствием, промышленности – сырьем.

В годы великих испытаний важнейшими задачами органов прокуратуры по общему надзору были: неослабный надзор за точным выполнением постановлений Государственного Комитета Обороны о военных заказах, мобилизации материальных средств.

Усилия прокуратуры были направлены на укрепление государственной, воинской и трудовой дисциплины, охрану и сбережение государственного и военного имущества, борьбу с распространителями ложных слухов, возбуждающими тревогу среди населения, с дезорганизаторами тыла и фронта, - всеми, кто мешал достижению победы.

Большое внимание уделялось надзору за исполнением законов о предоставлении членам семей военнослужащих льгот и пособий, о порядке рассмотрения жалоб и заявлений воинов, членов их семей и тружеников тыла.

26 июня 1941 года К.Я.Румянцевым был издан приказ об особом контроле за сроками рассмотрения красноармейских жалоб, правильностью их разрешения в отделах областной, районных прокуратурах и поднадзорных учреждениях.  Прокуратура области, осуществляя надзор за исполнением законов военного времени, проводила проверки состояния работы на предприятиях оборонного комплекса и угольной промышленности. Постоянно проверялись вопросы приема и размещения эвакуированных, обеспечение их питанием, медицинской помощью, одеждой, жильем, устройством на работу. По результатам проверок отдельные нерадивые должностные лица привлекались к уголовной ответственности.

Большое место в работе прокуратуры в годы войны были такие важные вопросы, как подготовка к весенне-посевным  компаниям, ремонт сельхозтехники, готовность МТС к обслуживанию сева, состояние развития общественного животноводства, состояние государственной дисциплины по всем видам госпоставок.

Для усиления прокурорского надзора в г. Новосибирске в мае 1944 г. со штатом в 29 человек была создана городская прокуратура с непосредственным подчинением прокурору РСФСР.

Обязанности исполняла юрист 2 класса Голяшова.

В годы войны работники областной прокуратуры самоотверженно выполняли свой долг перед Родиной, всемерно укрепляя законность и правопорядок.

Успешно справился со своей задачей К.Я.Румянцев.

 

***

 

Румянцев Константин Яковлевич родился в 1901 году в г. Ярославле в семье ремесленника.

После окончания трехклассной школы в возрасте 10 лет поступил учеником заготовщика обуви к частному предпринимателю Мухину, а затем учеником инструментального отдела фирмы братьев Пастуховых. С 1918 г. по 1919 год Константин Яковлевич трудился сверловщиком по металлу в железнодорожном депо, там же вступил в члены ВКП(б). В Красной Армии служил в войсках ВЧК на Украине. После демобилизации в 1922 году поступил на годичные межобластные юридические курсы и после окончания их в 1924 году был направлен на работу Народным судьей 6 участка г. Ростова Ярославской губернии. В 1926 г. Константин Яковлевич был назначен прокурором Ростовского уезда, в 1928 г. переведен помощником, затем заместителем Ярославского окружного прокурора. В 1930 году - прокурором при полномочном председателе ОГПУ г. Иваново. В 1934 году обучался на высших годичных юридических курсах в Москве. С 1935 г. по 1941 год Константин Яковлевич - заместитель, затем прокурор Сталинградской области.

В годы войны возглавлял прокуратуру Новосибирской области.

По воспоминаниям ветеранов, Константин Яковлевич на вид был суровым, сдержанным, выглядевшим старше своих лет человеком. Лев Яковлевич Берчанский вспоминает, как он впервые попал на прием к К.Я.Румянцеву. Помнит сидящего за  большим  столом, покрытым зеленым сукном, сурового на вид человека, с густыми бровями и строгими, неулыбчивыми глазами. Неизгладимое впечатление оставила эта встреча, поразила его проницательность. Но всё же за суровой сдержанностью, как подмечали многие коллеги, проглядывались черты все понимающего, отзывчивого человека. Он, как бы придерживался житейской мудрости: не показывать своей доброты. Да и время было суровое, не до сантиментов. Что касается профессиональной подготовки, то она была безупречна: Константин Яковлевич обладал высокой профессиональной эрудицией, несмотря на то, что за плечами у него было 3 класса начальной школы и юридические курсы.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 сентября 1943 года были установлены классные чины прокурорско-следственных работников органов прокуратуры. Первому в Новосибирской области классный чин государственного советника юстиции 3 класса был присвоен прокурору области К.Я.Румянцеву.

***

Они прошли дорогами войны.

 

Неизгладимый след

 

В мае сорок пятого 283-й гвардейский артиллерийский полк вел тяжелые бои в центре Берлина. Одно 76-ти миллиметровое орудие гвардейцы ухитрились поднять на крышу небольшого здания и прямой наводкой гвоздили по Рейхстагу, будто ставили последние победные точки в этой страшной войне. Наводчиком орудия был 21-летний Павел Погребной, который за активное участие в боях при штурме Берлина был награжден орденом «Отечественной войны 2-й степени» и тремя боевыми медалями.

Пройдут годы, и мирный труд на страже законности увенчает Павла Алексеевича Погребного – прокурора Новосибирской области государственными наградами: орденом «Трудового Красного Знамени», юбилейными медалями и почетным званием «Заслуженный юрист РСФСР».

Павел Алексеевич Погребной родился в 1924 г. в селе Серноводка Куйбышевской области. В 1942 г. закончил школу. В 1943 был призван в Армию, затем на фронт, мобилизовался только в 1947 г.

Война закалила характер.

Желание сделать жизнь лучше побудили Павла Алексеевича поступить в Куйбышевскую юридическую школу.

После ее окончания, в 1949 г., П.А.Погребной был направлен в прокуратуру Кемеровской области, где приступил к обязанности помощника прокурора Кузедеевского района. Одновременно поступил на юридический факультет института и успешно закончил его.

В 1953 году Павла Алексеевича назначают помощником прокурора Кемеровской области по спецделам, в 1956 году он становится заместителем, а с ноября 1961 года, в возрасте 37 лет, первым заместителем прокурора Кемеровской области.

В июне 1971 года приказом Генерального Прокурора СССР за № 408 П.А.Погребной был назначен прокурором Новосибирской области, сменив на этом посту Николая Павловича Безрядина, получившего назначение в Воронежскую область.

Павел Алексеевич был назначен прокурором в одну из крупнейших, да и лучших в Союзе по показателям работы областных прокуратур.

Прокуратура Новосибирской области была достаточно укомплектована кадрами. В аппарате работали опытные высококвалифицированные юристы, районные прокуратуры возглавляли хорошо подготовленные руководители, имеющие высокий авторитет у населения и районной власти. Высокопрофессионален был и штат следователей.

С первых дней своей работы Павел Алексеевич объехал все районные прокуратуры области, познакомился с работниками, с каждым поговорил о делах. Интересовался, в каких условиях работают и живут сотрудники. Было заметно, что новый областной прокурор прекрасно знает свое дело, спокоен, сдержан, доброжелателен, изучает обстановку и присматривается к каждому.

А.П.Погребной в годы своего руководства прокуратурой главное внимание уделял основополагающей задаче – укреплению законности и правопорядка в области.

В этих целях прокуратура, совместно с другими правоохранительными органами, провела значительную работу: усилила надзор за соблюдением законов в борьбе с преступлениями против жизни и здоровья граждан, рецидивной преступностью, антиобщественными и паразитическими элементами, правонарушениями среди подростков. Проводились мероприятия по улучшению прокурорского надзора за рассмотрением уголовных дел в судах, повышением культуры уголовного судопроизводства, за законностью в деятельности органов МВД.

Чтобы обеспечить согласованность деятельности правоохранительных органов в борьбе с преступностью, прокуратура взяла на себя роль организатора координации этой деятельности.

В области систематически анализировалось и обобщалось состояние преступности и законности. Изучались причины и условия, способствующие совершению преступлений. В обязанность прокуроров вменялось вносить представления о состоянии законности в исполкомы советов депутатов трудящихся, в управления внутренних дел, суды, руководителям предприятий и учреждений.

Данная работа проводилась и раньше, но с приходом Павла Алексеевича было привнесено свое, новое. П.А.Погребной придавал большое значение профилактике правонарушений, укреплению деловых связей с общественностью, считая, что только общими усилиями можно добиться соблюдения законов. Так вошло в практику проведение в районах кустовых совещаний работников правоохранительных органов, партийно-хозяйственного актива, общественных организаций, учреждений образования, медицины по проблемам предотвращения правонарушений. Эти меры положительно влияли на состояние правопорядка в области. Обогащался опыт борьбы с преступностью.

Большой след оставил П.А.Погребной в укреплении материально-технической базы областной прокуратуры. В 70-х годах Павел Алексеевич организовал и лично возглавил строительство нынешнего здания прокуратуры на улице Каменской.

Старое двухэтажное здание, стоявшее на углу ул. М. Горького и Красного проспекта не только не отвечало санитарным нормам, но и не удовлетворяло возросшим научно-техническим требованиям в обеспечении прокурорского надзора.

 Закончилось строительство в 1982 году.

Но Павлу Алексеевичу не пришлось поработать в новом здании – он скоропостижно скончался.

Для Павла Алексеевича Погребного были характерны удивительная чуткость к подчиненным. Умение как-то по-отечески, но строго, спросить за выполнение работы, не только наказать, но и защитить прокурора от несправедливых нападок.

Он всегда подчеркивал, что основная деятельность в прокуратуре – следствие, ибо хорошее качество следствия влечет неотвратимость наказания, а это лучше всякой профилактики действует на тех, кто не уважает закон.

Более 10 лет проработал Павел Алексеевич Погребной прокурором Новосибирской области. Каждый, кто его знал, хранят память об этом удивительном по своей чистоте и доброте человеке. Его авторитет был заработан делами, всем образом жизни.

На службе Отечеству.

 

А.И.Цветков родился в декабре 1924 года в крестьянской семье на Саратовщине. Когда Андрею Ивановичу было 8 лет, умерла мать. Хватил, как говорится, лиха. Хорошо, что приютил у себя старший брат. Проживая у него в Семипалатинске, в 1942 году закончил среднюю школу и сразу стал работать матросом на буксирном пароходе. Осенью того же года Андрея Ивановича призвали во флот, служил матросом в Амурской Краснознаменной флотилии.

В августе и начале сентября 1945 года участвовал в боевых действиях с милитаристской Японией. В 1949 году демобилизовался, поступил и окончил в 1951 году двухгодичную Ленинградскую следственную школу (позже юридический факультет института).

С этого времени Андрей Иванович работает в органах прокуратуры: следователем Андреевского (Баганского) и Колыванского районов Новосибирской области. Старшим следователем прокуратуры области, прокурором, затем начальником следственного отдела, заместителем прокурора области. Продвижение по службе проходило благодаря трудолюбию Андрея Ивановича, умению работать с людьми и его высокой профессиональной компетенции.

Любые сложные вопросы Цветков решал и решал успешно.

Была холодная осень 1957 года. В районе Нового поселка под, Бердском, вечером неизвестный напал на гражданку Л. Угрожая женщине ножом, отобрал у нее вещи и пытался изнасиловать. Но той удалось вырваться и убежать.

Расследование дела было поручено Цветкову, тогда еще прокурору следственного отдела. Проведенным расследованием был установлен некто Гринев, совершивший разбойное нападение на Л.

Анализ других, так называемых «темных» дел, аналогичных по способу совершения разбойных нападений в районах Нижней Ельцовки, Березового лога, поселка Правобережные Чемы и других местах, позволили Андрею Ивановичу раскрыть 17 разбойных нападений на женщин, их изнасилований и одно убийство, совершенное Гриневым. Но Цветков не ограничился этим. Он изучил аналогичные дела, по которым были осуждены привлеченные к уголовной ответственности люди.

Благодаря настойчивости, нестандартному и неформальному подходу к расследованию, Андрей Иванович доказал, что одно изнасилование совершил не осужденный за это преступление гражданин Плохих, а тоже Гринев. В дальнейшем приговор в отношении Плохих был опротестован прокурором области и незаконно осужденный был освобожден от наказания.

И запомнилось это дело Андрею Ивановичу не из-за сложности, а потому, что с его помощью была исправлена судебная ошибка, что справедливость была восстановлена. А это главное…

Еще будучи молодым прокурором района, в конце 70-х, я встречался по службе с заместителем прокурора Новосибирской области и обратил внимание, что притягательная сила Андрея Ивановича не в нарочитой серьезности, свойственной многим руководителям, не в показном начетничестве, а в какой-то открытой, доброжелательно-настойчивой форме общения с подчиненными, не лишенной, впрочем, и элементов добродушной иронии. Помню, зашел как-то к нему в кабинет, расположенный на втором этаже старого здания прокуратуры – доложить о результатах проверки. Андрей Иванович по телефону кого-то горячо убеждал. Едва положив телефонную трубку, вновь поднял ее: звонил районный прокурор. Послушав минуту, Андрей Иванович заговорил:

- Не надо мне объяснять, почему не закончено дело. Ты прокурор, вот и прими меры к своевременному окончанию следствия. То, что молодой следователь, это ни о чем не говорит. Помогай. Кстати, он откуда к нам пришел? Из пожарной части? Там раньше служил? Вот и объясни ему популярно, что сроки следствия – это не пожарный шланг, который можно растягивать до бесконечности. Все, действуй!

В так называемые «застойные» годы трудности были в комплектовании кадров техническими работниками. Рабочих мест, как мы помним, было избыток и люди, даже самые непритязательные, выбирали, куда пойти работать. Вот и в котельной старого здания прокуратуры не всегда добросовестно исполняли свои обязанности кочегары. Андрей Иванович, как заместитель прокурора, курирующий помимо многих других и хозяйственные вопросы, приходил задолго до начала работы в кочегарку, проверял, как натоплено помещение. Цветков вникал во все проблемы работы аппарата и низовых структур. Знал состояние законности и дел во всех прокуратурах. Разбирался в проблемах, помогал подчиненным.

В январе 1981 года Андрей Иванович Цветков издал свой первый приказ о том, что приступил к обязанностям прокурора Западно - Сибирской транспортной прокуратуры.

Прежде всего, на ключевые направления прокурорской работы надо было найти энергичных, знающих сотрудников.

Так, например, общий надзор возглавил работник аппарата Новосибирской области, ныне покойный, Юрий Константинович Ушаков: беспокойный, шумливый, отзывчивый, всегда готовый помочь товарищу по работе.

Статистическая отчетность и контроль исполнения были закреплены за ветераном органов прокуратуры, бывшим фронтовым разведчиком, теперь ушедшим от нас, Ждановым Александром Андреевичем.

В короткий срок прокуратура была сформирована и начала работать. Что греха таить, в те времена руководство прокуратуры Союза и Республики почему-то были убеждены и считали, что во всех крушениях, авариях, катастрофах, невыполнении железной  дорогой государственных планов виновен в первую очередь прокурор. Отсюда и прессинг: несправедливый, обидный, порой грубый.

Преодолел бы все это Андрей Иванович со свойственным ему оптимизмом, но здоровье подвело: инфаркт не спрашивает, когда нагрянуть… Пришлось по состоянию здоровья идти на пенсию.

Но долго не мог усидеть. С 1990 до 1993 года Андрей Иванович трудился в отделе Западно - Сибирской транспортной прокуратуры помощником прокурора. Работал результативно, хорошо, да и не мог он иначе. Документы, справки, обобщения, подготовленные им, отличались глубиной, аргументированностью, аналитическим содержанием.

Уже будучи на отдыхе, нередко заходил к своим бывшим подчиненным, интересовался делами, советовал, высказывал свою точку зрения на часто изменяющееся, текущее законодательство.

Теплое, уважительное отношение к Андрею Ивановичу Цветкову не поблекло до конца его жизни. Андрей Иванович был заметен не только тем, что занимал в органах прокуратуры высокие должности, имел звание «Заслуженный юрист Республики». Он был заметен своей неординарностью, эмоциональным колоритом и внутренней широтой. Говорят, что быть человеком надо иметь талант. И этим талантом обладал Андрей Иванович.

Наставник

 

Среди работников прокуратуры бытует мнение: к какому учителю с первого дня самостоятельной работы попадешь, все, что от него усвоишь, то с тобой останется на всю жизнь. Чаще всего наставничество определяет дальнейшую судьбу молодого специалиста. Это зависит от качества обучения, от педагогического таланта наставника.

Михаил Григорьевич Клевцов был прокурором Красноозерского района, когда к нему в 70-е годы на следственную работу прибыл Владимир Васильевич Токарев. За короткий срок совместной работы Михаил Григорьевич сумел многое дать хорошо подготовленному теоретически, способному ученику. И, как говорится, из-под крыла наставника уже через три года, на самостоятельную работу прокурором района был назначен Владимир Васильевич Токарев. Он был самым молодым в области, 27-летним районным прокурором, затем стал прокурором Новосибирской области.

О «Заслуженном юристе РСФСР» Михаиле Григорьевиче Клевцове Владимир Васильевич Токарев, начальник Управления Генеральной прокуратуры по Сибирскому Федеральному округу, государственный советник юстиции 2 класса всегда говорит с теплотой и уважением, употребляя слова «маститый прокурор» и «замечательный человек».

У Михаила Григорьевича было много учеников, всем он отдал частицу своей души.

Родился М.Г.Клевцов в 1926 году в  Омской области.

В марте 1944 года, после окончания школы связи войск НКВД, Михаил Григорьевич направляется служить начальником военно-телеграфной станции 55 пограничного отряда Забайкальского округа Амурской области. После демобилизации в 1950 году М.Г.Клевцов год работает бухгалтером курорта Карачи, в 1951 году по рекомендации партийных органов становится студентом Новосибирской двухгодичной юридической школы.

После ее окончания в августе 1953-го становится стажером следователя прокуратуры Барабинского района, затем следователем и помощником прокурора Тогучинского и Татарского районов.

Работал добросовестно, как говорится, «с огоньком», с высоким качеством. А качество следственной работы оценивается по отсутствию или наличию нарушений установленных законом сроков следствия, процессуальных норм. Особо тяжким грехом считается незаконное привлечение граждан к уголовной ответственности, сопряженное с содержанием под стражей невиновного или лица, в отношении которого недостаточно доказательств для предания его суду. Ничего подобного Михаил Григорьевич не допускал, проявлял профессионализм, если хотите, житейскую осторожность и мудрость. Он всегда исходил из прижившегося постулата: добросовестно выполняя все предписания Уголовного и Уголовно-процессуального закона всегда добьешься успеха. Этому он всегда учил своих более молодых коллег.

В июне 1963 года Михаил Григорьевич Клевцов назначается прокурором Чановского района.

Тот год в истории Сибири, да и во всей стране был трудным из-за засухи. Было заготовлено зерна и кормов для скота меньше планируемого количества. Вышло правительственное Постановление «О мероприятиях по экономии государственных ресурсов хлеба», которое предписывало: строго контролировать повсеместно расход муки, пресекать скармливание скоту хлеба и других продуктов, отпускаемых для продажи населению, предавать суду в соответствии с действующими законами граждан, которые скупают хлеб для скармливания скоту. Попутно предписывалось уже местной властью организовать во всех районах проверку исполнения Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 12 августа 1959 года «О запрещении содержания скота в личной собственности граждан, проживающих в городах и рабочих поселках».

М.Г.Клевцов активно включился в работу, организовал проверки по соблюдению законов, охраняющих государственную собственность. Сам выезжал в хозяйства района, выступал в коллективах на собраниях, вел разъяснительную работу среди населения. О выявленных нарушениях закона принимал меры прокурорского реагирования. Делал все это спокойно, корректно, принципиально, чем завоевал доверие и авторитет среди населения и руководителей района. Михаила Григорьевича уважали и считались с его позицией.

Два пятилетия Конституционного срока проработал Клевцов М.Г. прокурором Чановского района.

С  1979 года он прокурор Первомайского района города Новосибирска, в этой должности трудился до 1990 г., до своей отставки по возрасту.

В последующие годы, пять лет работал в аппарате областной прокуратуры на разных ответственных должностях, передавая богатейший опыт молодежи, и они всегда будут благодарны по отечески мудрому учителю и наставнику Михаилу Григорьевичу Клевцову

За свой многолетний безупречный труд Михаил Григорьевич награжден семью правительственными наградами: боевыми и юбилейными медалями, многочисленными благодарностями и премиями от руководителей прокуратуры Союза ССР, РСФСР и области.

Честно пройденный труд.

 

Человек уникален. Это признавали классики. Но мы не задумываемся об этом за обыденностью общения, ограничивая свое определение: хороший, плохой.

К характеристике Бориса Александровича Левина этого удивительного по богатству биографии и скромности человека эпиграфом я бы привел слова философа В.В.Розанова: «Живи каждый день так, как бы ты жил всю жизнь для этого дня». Значит, жить «в натяг», ровно, с желанием работать, не ради наживы, начальства, а для дела, для душевной радости, для близких, для товарищей. Это внутренняя потребность Бориса Александровича, если хотите, его философия, то, что помогло этому человеку достичь высокого профессионализма, снискать признание, обогатиться духовно.

В следственном отделе Западно-Сибирской транспортной прокуратуры  за час до начала рабочего дня можно было увидеть за столом худощавого, пожилого человека, сосредоточенно склонившегося над документами или за пишущей машинкой. Во время работы досужих разговоров не любил. Спросишь по делу, поднимет на тебя спокойный, по-доброму чуть ироничный взгляд, выслушает, объяснит. На коллегии или совещании докладывал свой вопрос обстоятельно, аргументировано, квалифицированно. Слушали сотрудники внимательно: опыт, было чему поучиться.

Жизнь пролетает  как одно мгновение. По-разному это ощущает каждый. Борис Александрович ощутил, испытал судьбу, как говорится, всем своим существом, не отворачивался, не ловчил. В шестнадцать лет стал учеником слесаря, работал самостоятельно: серьезно, старательно, с самоотдачей. Заметили, - взяли инструктором в райком комсомола. Сейчас высвечивать такие моменты в биографии «не модно». Но что было, то было. Потом работа инспектором Горпотребсоюза. В 1936-м году выехал из Томска в Новосибирск, поступил в школу советского права. Успешно закончил и в декабре 1936-го начал работать следователем в городской прокуратуре. И сразу решил: это его профессия, его внутренняя суть, его жизнь. Дело свое первое помнит.

- В тридцать шестом, рассказывает Борис Александрович, - на улице Фабричной строили пивзавод. Однажды на территории стройки был обнаружен труп заведующего складом. Смерть его наступила от обширной травмы черепа. Дело было волокитное. Как показал осмотр места происшествия, убили его в другом месте: следов крови под трупом не было. Долго искали, нашли, смоделировали ситуацию. В общем, оказалось, что убил его рабочий, который пытался украсть со склада олово. Заведующий склада его поймал. А олово убийце понадобилось для продажи «лудильщикам» (была такая профессия – кухонную утварь чинили).

Вскоре начатая успешно карьера следователя надолго прервалась. И в этом был «повинен» сам Борис Александрович. Вызванный в военкомат, он встретил там морских офицеров, которые рассказывали о трудной, но романтичной службе моряка. Увлекательные рассказы о морских буднях привлекли Бориса Александровича. За его серьезной сдержанностью – душа романтика: пойду служить! Убедил начальство, жену. Поехал на Черное море, в учебку. Оттуда - на Дальний Восток, на Тихий океан к месту службы. Жена, Тамара Ефимовна, не стала испытывать свои чувства долгой разлукой: быстро собралась и - к Черному морю, к мужу.

Там ей сказали, что направлен краснофлотец на Дальний Восток, к месту службы. Другая бы отчаялась, но Тамара Ефимовна – быстро на поезд и к Тихому океану, там и служили вместе до 1946 года.

Плавал, или, как говорят моряки, ходил Левин на эскадренном миноносце, на котором держал свой флаг командующий Тихоокеанским флотом Кузнецов. Во время Хасанских событий, когда Японская военщина пробовала крепость наших дальневосточных рубежей, Левин исправно нес службу. Видел Блюхера, удивился тогда, что легендарный командарм появлялся без многочисленной охраны, с одним офицером-порученцем.

В 1943 году во время войны Левин трижды ходил на эсминце в конвое. Сопровождали американские «Либерти» (цельнометаллические корабли) с продовольствием и оружием до Владивостока. Американцы помощь оказывали по ленд-лизу. Сражений с самураями в море не было, не смели пиратствовать: то ли нейтралитет с СССР соблюдали, то ли потому, что союзник страны Восходящего Солнца уже откатывался к своей границе под ударами нашей армии. Напряженное, нелегкое это было спокойствие.

Весной 1946-го демобилизовался. Пошел работать юрисконсультом в трест «Газпром» в Южно-Сахалинске. Но его принципиальность, порядочность не пришлись ко двору. Вот один из примеров. Вызвал его главный инженер и поставил «задачу»:

- Найди законные основания не принимать беременную женщину на работу.

Борис Александрович спокойно стал разъяснять противоправность этого.

- Ничего не знаю, ты юрист, думай.

Подумал, подал заявление об увольнении и ушел.

В 1948-м выехал в Новосибирск, стал работать прокурором следственного отдела городской прокуратуры. Так бы и работал. Да в декабре 1953 года была образована Магаданская область. Требовались кадры юристов на Колыму. И опять потянуло Бориса Александровича в неизведанное. Поехали с женой к новому месту службы.

Как-то в разговоре, бывший заместитель прокурора Новосибирской области Афанасьев П.К. спросил Левина:

- Борис Александрович, как Вы оказались на Колыме?

- Добровольно, заметьте, Павел Константинович, исключительно добровольно.

Потом серьезно заговорил:

- Мало кто помнит, что с сорок седьмого по пятьдесят четвертый год в СССР была отменена смертная казнь. Максимальной мерой наказаний за тяжкие преступления было 25 лет лишения свободы плюс 5 лет ссылки. Магаданская область отличалась особым контингентом: много ранее судимых проживало. Морги были буквально завалены криминальными трупами. После введения смертной казни в 1954 году убийства резко пошли на убыль. Так что, Павел Константинович, нельзя отрицать, что даже угроза казни преступников хороший психологический барьер к разгулу тяжких преступлений.

До 1969 года работал Левин начальником отдела. Интересно, сложно. По-своему прикипел он к этому суровому краю. Получил квартиру. А сначала он занимал с женой комнату, где до него проживал известный в стране эстрадный певец Козин.

Но частая болезнь жены (не климат) заставила его вновь вернуться в Новосибирск. В 1970 году он поступил в прокуратуру Новосибирской области, отсюда и ушел на пенсию. Но не сиделось дома, начал работать в Западно-Сибирской транспортной прокуратуре, где трудился несколько лет. Занимался аналитической работой по нескольким направлениям прокурорского надзора, в том числе по вопросам бродяжничества. Эта категория отверженных является питательной средой преступности.

На одном из совещаний прокуроров Борис Александрович говорил, что в связи с выходом нового закона «О милиции», где заложено финансирование органов внутренних дел на транспорте из федерального бюджета, администрация области отказалась материально содержать приемник-распределитель для бродяг. С 1992 г. бомжи предоставлены сами себе. В результате ежегодно в Западно-Сибирском транспортном регионе обнаруживаются десятки трупов.

Несомненно, профессия откладывает свой отпечаток на характер. Прокурорская работа делает человека честным, вникающим во все детали проблем. Бывает такое «буквоедство» и трансформирует человека, делает его придирчивым не только к документам, но и к окружающим. И если эта придирчивость переносится на взаимоотношения, по мелочам, то про такого говорят: зануда!

К счастью, такая трансформация не коснулась Бориса Александровича. Жизненная закалка, внутренний стержень помогли ему до конца его дней  остаться сдержанным, внимательным, не оскорбительно прямолинейным, едва заметно ироничным и… застенчивым. Да, да, застенчивым. Замечено, что никогда он не просил за себя, даже по мелочам. Стеснялся… а это признак душевной чистоты…

Легко как-то и надежно было работать с Борисом Александровичем. 

Династия

 

Имя ветерана войны и труда Василия Михайловича Бурды навечно занесено в Книгу Почета прокуратуры Новосибирской области.

Тридцать четыре года он посвятил себя трудной и благородной профессии - следователь прокуратуры. Многочасовые выезды на место происшествия, бессонные ночи, успехи в раскрытии сложных, запутанных преступлений, все это отмечено многочисленными приказами Генерального прокурора СССР, прокуроров России и области.

Родился Василий Михайлович в с. Сан-Пайвино Верх-Ирменского района Новосибирской области в 1922 году. В тридцать девятом, после семилетки, закончил фабрично-заводское училище Томской железной дороги и до начала Великой Отечественной трудился слесарем-автоматчиком на железной дороге.

Осенью сорок первого В.М.Бурда был направлен Заельцовским военкоматом в учебный отряд подводного плаванья Тихоокеанского флота в г. Владивосток, по окончании которого начал служить в Сов-Гавани.

В конце 1942 года, когда шли бои у стен Сталинграда, Василий Михайлович попросился на передовую.

Минометчиком 45-й мотобригады воевал на Сталинградском направлении. В одном из наступлений, захлопывая знаменитый Сталинградский котел,  минометчик получил тяжелые ранения. Подобрали и спасли его разведчики. После четырехмесячного лечения в госпитале В.М.Бурда демобилизовался по инвалидности. Еще не оправившись от ран, Василий Михайлович поступил в Новосибирскую юридическую школу, в 1945-м закончил ее.

С тех пор он – работник прокуратуры.

«В том победном году, - вспоминал Василий Михайлович, - начинали стажерами вместе с женой Марией Георгиевной Третьяковой в прокуратуре Коченевского района. Тяжелое было время, послевоенное. Платили 80% от скудной ставки народного следователя. Да и условия работы – не сравнить с теперешним временем. Фотоаппарата и следственного портфеля с набором необходимых технических средств для осмотра места происшествия, обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления не было.

Не хватало канцелярских принадлежностей, бумаги. Зачастую писали протоколы и постановления, предусмотренные уголовно-процессуальным законом, на обратной стороне контурных карт, старых газетах, оберточной бумаге. Транспорт был гужевой. Прижился такой вид передвижения со времен образования прокуратур. Обычно в районах председатели РИКов, военкомы, начальники НКВД ездили на рысаках под богатой сбруей, а прокуроры понужали незавидными лошадками.

С годами положение менялось к лучшему. Техническая оснащенность улучшалась. Стало постепенно поступать много методической и справочной литературы.

- Работа нам с Марией Георгиевной нравилась, старались, интересно было семьей выполнять серьезное дело, - рассказывает Василий Михайлович.     - Правда, поначалу сложности были из-за незнания сельского хозяйства, экономических вопросов, методики расследования хищений, растрат. Но мы освоили это.

- Хотя тогда совершались, в основном, кражи, которые порождались послевоенной нуждой. Сейчас пишут, - продолжал В.М.Бурда, - что в те времена, во время войны и после, садили в лагеря за кражу пяти килограммов пшеницы. Неправда, за мелкие хищения не садили, были дела и покрупнее.

Рассказал  Василий Михайлович о  своих многих  уголовных делах. Вот одно из них.

… В апреле 1955 года в Бугринской роще было совершено разбойное нападение на шедшую с собрания девушку. Двое неизвестных причинили ей тяжкие телесные повреждения, забрали ее обувь и скрылись. При осмотре места происшествия Василий Михайлович обнаружил следы ног преступников, сфотографировал их, сделал с них слепок. С помощью работников уголовного розыска В.М.Бурда установил, что рабочий завода им. Ефремова Бугаев на рабочем станке в цехе изготовил два металлических шара с ручками. Один оставил себя, а другой передал другу Гадилеву. Этими предметами они и нанесли телесные повреждения потерпевшей. Собранные в процессе следствия улики позволили изобличить преступников, и они были осуждены.

В 1948-м году Василий Михайлович с семьей переехал в Новосибирск, начал работать следователем Кировского района.

Мария Георгиевна, жена, тоже трудилась на оперативной работе в прокуратуре, затем в суде и после 26 лет, по состоянию здоровья, ушла в отставку. Дома быть не смогла, работала адвокатом до последних своих дней…

В городе преступность была больше, чем в сельской местности и это естественно: плотность населения, миграция. В годы войны в Новосибирскую область было переселено десятки тысяч людей из Западных районов страны. Менялся состав населения.

После смерти Станина И.В. в марте 1953 г. из лагерей по амнистии было освобождено около 70% заключенных. Лагеря располагались в основном на Востоке и Северо-Востоке страны, поэтому эшелоны с бывшими заключенными по Транссибирской магистрали двигались с Востока на Запад часто. По дороге, на станциях, полустанках амнистированные буквально сметали все: грабили, громили, калечили и убивали людей. Хватали и затаскивали в вагоны женщин, издевались над ними, затем выбрасывали их из вагонов.

Следом был издан приказ Генерального прокурора СССР «Об усилении борьбы с особо опасными преступлениями», который ориентировал прокуратуру и другие правоохранительные органы на борьбу с этим злом. Амнистированных, за вновь совершенные преступления арестовывали и привлекали к уголовной ответственности.

Много дел было у Василия Михайловича. В 1953 году в среднем он заканчивал и направлял в суд по 8 уголовных дел в месяц. Любой следователь согласится, что это очень много. Работать приходилось весь световой день и нередко прихватывать ночь. И такая нагрузка на следователя сохранялась еще многие годы, ибо расследовались уголовные дела только следователями прокуратуры, кроме дел подследственных органам Комитета государственной безопасности.

В начале 60-х, когда в органах внутренних дел были образованы следственные подразделения, подследственность была поделена. За прокуратурой остались почти все тяжкие преступления, хищения, должностные преступления и правонарушения несовершеннолетних. Вместе с тем нагрузка на следователей почти не изменилась. Преступность в городе, да и области из года в год постепенно увеличивалась, как уже говорилось, за счет прироста населения, за счет широкомасштабной амнистии 1953 года, которая еще многие годы напоминала о себе.

Из всего количества расследуемых Василием Михайловичем уголовных дел, половина из них сложные, прежде всего по доказыванию, по объему, так как по многим делам привлекались не один, а несколько человек. Чтобы проиллюстрировать разноплановость и сложность дел, которыми занимался Бурда В.М., приведем полностью ходатайство прокурора области в 1963 г. о поощрении Василия Михайловича правами прокурора Республики.

«Прокурору РСФСР

Государственному советнику юстиции

1 класса

тов. Круглову А.А.

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ

о поощрении следователя прокуратуры Кировского района

г. Новосибирска юриста 2 класса тов. Бурда Василия Михайловича

2 декабря 1962 года следователь прокуратуры Кировского района г. Новосибирска тов. Бурда В.М. получил сообщение от работников милиции о том, что около 2-х недель назад при подозрительных обстоятельствах исчез глухонемой Федькин Андрей Анисимович, проживавший с сожительницей Перегоедовой Надеждой Максимовной в г. Новосибирске по ул. Колхозная, 18.

Подозрительным было поведение сожительницы исчезнувшего, Перегоедовой, которая не совсем убедительно объясняла своим знакомым исчезновение мужа и, кроме того, без надобности в зимнее время произвела побелку стен и покраску полов в своем доме.

Тов. В.М.Бурда возбудил уголовное дело и в тот же день, 2 декабря 1962 года тщательно осмотрел квартиру Перегоедовой и обнаружил на стенных часах бурые пятна, похожие на брызги крови.

Правильно определив версии и умело организовав свою работу, общественных следователей и оперативных работников милиции, тов. Бурда в течение 2-х суток установил все связи подозреваемой Перегоедовой и задержал глухонемого Селедкова Виктора Степановича, который нигде не работал, проживал в противоположной стороне города – в Дзержинском районе. При задержании Селедкова в его квартире были обнаружены вещи Федькина и личные вещи Селедкова со следами крови.

Перегоедова и Селедков косвенно уличались в убийстве Федькина, однако, они вели себя спокойно, придумывали всевозможные версии по поводу исчезновения Федькина.

Расследование дела осложнилось тем, что подозреваемые и свидетели глухонемые.

Однако и при этих обстоятельствах тов. Бурда правильно ориентировался в обстановке и в течение суток опроверг все алиби подозреваемых.

Тактически правильно оценив обстановку, тов. Бурда предъявил обвинение Перегоедовой в убийстве Федькина. Перегоедова, убедившись в том, что выдвинутые ею версии об исчезновении Федькина опровергнуты, призналась в убийстве последнего и показала, что 16 ноября 1962 года по предварительному сговору с Селедковым у себя на квартире убили Федькина, труп которого расчленили на 9 частей. Голову, правую руку и часть грудной клетки сожгли в печке, а остальные части трупа ночью на санках в металлической ванне увезли на берег реки Обь и спустили под лед. Тов. Бурда вместе с Перегоедовой выехал на р. Обь и предложил показать место, куда были спрятаны останки трупа убитого. Расчлененные части трупа Федькина были извлечены из проруби, сфотографированы и направлены на судебно-медицинскую экспертизу.

Позднее Перегоедова указала место, куда ею были спрятаны орудия убийства – два топора, они были изъяты. Местом этим оказалась общественная уборная в Бугринской роще, а топоры Перегоедовой предварительно были прокалены на огне.

На очной ставке с Перегоедовой Селедков признался в совершении зверского убийства Федькина и в том, что получил за это от Перегоедовой в два приема 200 рублей.

Так, в результате умелого и тактически правильного и оперативного расследования, тов. Бурда в течение 2-х дней раскрыл тягчайшее преступление и в течение месяца расследовал дело, которое направлено для рассмотрения в облсуд.

Одновременно с этим тов. Бурда успешно расследовал и другое – хозяйственное дело.

13 ноября 1962 года на базу Новосибирского Горплодоовощторга с Лабинского консервного завода Краснодарского края прибыл вагон с томатным соком. Сопровождавшие этот груз проводники Черножукова и Ирова еще в пути обнаружили излишки томатного сока в количестве 360 двухлитровых баллонов на сумму 516 рублей, которые решили похитить. При сдаче томатного сока на базу они уговорили зав. складом № 7 тов. Тимошенко не приходовать излишки и помочь им найти место сбыта.

Тимошенко принял без документов излишки, проводникам отдел деньги в сумме 80 рублей, а сам 17 ноября все 360 баллонов погрузил на автомашину и лично увез их на окраину города в Дзержинский район, где сдал весь похищенный товар для реализации зам. директора магазина № 6 Григоркиной.

Григоркина, согласившись на участие в хищении, изъяла из кассы 336 рублей и передала их Тимошенко.

Об этом хищении стало известно работникам ОБХСС Кировского отдела милиции 17 ноября, которые и возбудили дело.

На следующий день в дело по собственной инициативе включился следователь тов. Бурда.

Правильно составив план следственно-оперативных мероприятий, тов. Бурда вместе с оперативными работниками изучил всю работу автотранспорта Горплодоовощторга и обнаружил, что 17 ноября 1962 года одну автомашину с томатом транспортировал лично зав. складом № 7 тов. Тимошенко.

Изъяв всю приходную и расходную документацию по томату, тов. Бурда установил, что по документам не значится отпуск томата в магазин № 6. Тов. Бурда выехал в магазин № 6, где обнаружил наличие томата, но его получение было оформлено приходными документами и работники магазина категорически отрицали получение томата без документов.

Тогда тов. Бурда решил проверить кассовые документы и установил, что 17 ноября из киоска магазина не была сдана выручка, и что выручку изъяла зам. директора магазина Григоркина.

Под тяжестью собранных доказательств все участники преступной группы признали себя виновными в хищении.

Благодаря умелым и правильным действиям тов. Бурда преступление было своевременно раскрыто, все преступники разоблачены, а ущерб в сумме 516 рублей полностью возмещен.

Расследование по делу окончено в короткий срок, дело направлено для рассмотрения в суд.

В расследовании описанных выше дел, тов. Бурда проявил инициативу, оперативность, мастерство и настойчивость, за что заслуживает поощрения.

Поэтому прошу Вас следователя прокуратуры Кировского района г. Новосибирска юриста 2 класса тов. Бурда Василия Михайловича наградить ценным подарком.

 

Прокурор области,

государственный советник юстиции 3 класса                              Безрядин»

 

Василий Михайлович был поощрен приказом Прокурора РСФСР.

Их много было, приказов, отметивших работу замечательного следователя и человека.

Судьба подарила В.М. Бурде  интересную и счастливую жизнь. Сын ветерана – Юрий Васильевич Бурда, достойно продолжил династию, он более 30 лет проработал в органах прокуратуры, возглавлял Калининскую, Дзержинскую, Железнодорожную прокуратуры, сноха, Любовь Евгеньевна Бурда –  сегодня заместитель Полномочного представителя Президента РФ в Сибирском федеральном округе. Внучка, Юлия Юрьевна Бурда – судья.

Василий Михайлович основал достойную династию работников прокуратуры.

Достойно прожитые годы.

 

Родился С.А.Кацнельсон в январе 1909 года в рабочей семье в местечке Кличеве, что на Могилевщине в Белоруссии. Отец – рабочий смолокуренного завода, умер в восемнадцатом. Мать трудилась шлифовальщицей на стекольном заводе. После смерти отца в 12-летнем возрасте С.А.Кацнельсон пошел на заработки по найму: был учеником портного у кустаря, рабочим трудколлектива швейников, курьером нарсуда, рабочим фабрики «Профинтерн». В Бобруйске, затем в Витебске учился на курсах пионерской работы и рабфаке. В 1934 г. поступил в Ленинградский юридический институт и в 1938 г. успешно закончил его.

Направили Семена Ароновича работать помощником прокурора Армянской ССР, а в июле 1940-го года приказом прокурора СССР он был назначен заместителем прокурора Гомельской области. В этой должности его застигла война.

С 24 июня 1941 года до конца Великой Отечественной войны служил в действующей армии Западного и 2-го Белорусского фронтов: в должности помощника военного прокурора Западного фронта, помощника Военного прокурора 33 армии, прокурора 330 стрелковой дивизии 2-го Белорусского фронта. По окончании войны, в октябре 1945-го Семен Аронович был назначен помощником Военного прокурора Туркестанского Военного Округа и в этой должности прослужил до апреля сорок седьмого. Затем до июля 1952 года в Военной прокуратуре войск МВД Казахского, а с 1952 г. по 1954 г. – в прокуратуре войск МВД Западно-Сибирского округа. В связи с реорганизацией военных органов и упразднением прокуратуры войска МВД, уволился в запас в звании подполковника юстиции.

За боевые заслуги С.А.Кацнельсон был награжден двумя орденами Красной Звезды, орденом Отечественной войны, четырьмя медалями.

Приказом от 5 февраля 1954 года Семен Аронович Кацнельсон был назначен помощником прокурора области по спецделам с возложением на него обязанностей по контролю.

Поскольку еще в 1953 году были преданы гласности факты фальсификации уголовных дел, в лагерях и спецпоселениях, определяемых органами НКВД, находилось еще много невиновных людей. Весной 1954 года стали пересматриваться решения на лиц, осужденных за контрреволюционные преступления. Работой по изучению таких уголовных дел и занимался Семен Аронович.

Постановление ЦК КПСС от 19 января 1955 года «О мерах по дальнейшему укреплению социалистической законности и усилению прокурорского надзора», предписывало обеспечить неослабный надзор за строжайшим соблюдением законов при ведении следствия в органах государственной безопасности в центре и на местах. Необходимо было подобрать на этот участок работы высококвалифицированных прокуроров. Эта должность требовала от работника глубоких правовых знаний и огромного жизненного опыта. Этим требованиям в полной мере отвечал С.А.Кацнельсон, ибо уже прошел трудную, интересную, насыщенную событиями жизненную школу. Как явствует из служебной характеристики в личном деле, «имея хорошую теоретическую подготовку и большой практический опыт работы, к возложенным на него служебным обязанностям относится добросовестно и со знанием дела». «Уголовные дела изучает тщательно, своевременно вскрывает недочеты следствия, проявляя непримиримость к нарушителям законности. Обобщать и анализировать работу умеет. Дисциплинирован. В быту скромен».

26 августа 1956 г. С.А.Кацнельсон назначается старшим помощником прокурора области по надзору за следствием в органах государственной безопасности.

Семен Аронович изучал следственные дела Управления комитета госбезопасности, докладывал прокурору области о возможности применения санкции ареста к обвиняемым, как надзирающий прокурор, сам участвовал в производстве отдельных следственных действий по делам.

Только в 1957 году С.А.Кацнельсон рассмотрел 1913 жалоб и заявлений на неправильное осуждение. По всем жалобам были истребованы из архивов следственные дела, часть из них переданы прокурорам для изучения. Семен Аронович лично проанализировал 241 уголовное дело, по которым подготовил 46 надзорных протестов в Президиум областного суда, 9 проектов протеста с заключениями о необоснованности привлечения граждан к уголовной ответственности, им были подготовлены и представлены протесты Прокурорам РСФСР и СССР. Все необоснованно осужденные по представленным протестам были реабилитированы.

Кроме этого, С.А.Кацнельсон поддерживал государственное обвинение в судах, участвовал в бригадах по осуществлению проверок соблюдения законности органами прокуратуры на местах, контролировал исполнение приказов Генерального прокурора СССР, прокуроров РСФСР и области, выполнение плановых заданий, постоянно осуществлял надзор за следствием в УКГБ. Везде успевал и делал работу на высоком профессиональном уровне.

Его труд в органах прокуратуры Новосибирской области отмечен благодарностями в приказах Генерального прокурора СССР, прокуроров Республики и области.

Как дань уважения заслугам С.А.Кацнельсона прокурор области Погребной П.А. ходатайствовал об установлении Семену Ароновичу персональной пенсии, в связи с уходом его в 1973 году на заслуженный отдых по возрасту.

Правильный выбор

 

Заслуженный юрист РСФСР, награжденный за ратный труд в Великой Отечественной войне орденами «Отечественной войны 1 степени», «Красной Звезды», десятью медалями, удостоенный многочисленными благодарностями Генерального прокурора СССР, прокуроров РСФСР и области, Николай Константинович Соснов оставил заметный след в истории прокуратуры Новосибирской области.

Признался Николай Константинович, что в 1948 г. пойти работать в прокуратуру ему посоветовала жена – Галина Васильевна.

Принял тогда Н.К.Соснова исполняющий обязанности прокурора города Новосибирска Н.Н.Телятников. Узнав, что сидящий против него майор служил на фронте в контрразведке, занимался не только оперативной работой, но и следствием, Николай Николаевич предложил ему должность исполняющего обязанности прокурора отдела по надзору за органами милиции. Выбор был сделан. По штату в отделе числилось 2 человека. Начальник отдела тяжело болел, а второй сотрудник уволился, и работать в отделе было не кому.

Работы хватало. Трудовой день со времен войны вплоть до 1953 г. определялся в 2 смены. В городе на тот момент действовало 18 отделений милиции. Необходимо было оперативно контролировать законность арестов, систематически проверять камеры предварительного заключения, разрешать жалобы на работников милиции. Работа требовала глубоких знаний, и Николай Константинович поступил в трехгодичную юридическую школу на заочное отделение, которую закончил с отличием за 2 года. Затем был закончен заочный юридический институт.

В 1957 г. в связи с упразднением прокуратуры города Новосибирска Николай Константинович был назначен начальником отдела прокуратуры Новосибирской области по надзору за рассмотрением в судах уголовных дел. В этой должности он проработал до июля 1989 года.

- Работы было много, - вспоминал, Николай Константинович.

В Уголовно-Судебном отделе, который возглавлял Н.К.Соснов, трудилось всего 9 человек и ему самому приходилось по 18-20 раз в месяц поддерживать государственное обвинение в областном суде, кассационная работа, разрешение жалоб и заявлений граждан, проверка работы на этом направлении районных прокуроров, оказание им практической помощи.

В последние годы штат отдела увеличился втрое, а тогда, как говорится, надо было работать за троих.

Необходимо было повышать качество и количество поддержания государственного обвинения, контролировать и отвергать законность принимаемых судом решений, своевременно приносить протесты на незаконные приговоры и определения суда, обобщать судебную практику по различным категориям дел. Разработать систему профилактических мероприятий для предотвращения правонарушений и проводить целенаправленную работу по оказанию практической помощи прокурорам районов, по пропаганде действующего законодательства.

Во всех аттестациях его работа оценивалась только положительно. Николай Константинович был скромным, порядочным, юридически грамотным, инициативным и дисциплинированным работником.

Профессия прокурорского работника, привыкшего к правовой полемике в суде, выработала у Николая Константиновича привычку неторопливой обстоятельности, стремление детализировать факты, о которых идет речь, непоколебимость в своей правоте, гражданскую смелость в отстаивании истины.

Николай Константинович вспоминал об  уголовном деле одного заведующего юридической консультации, который взял с клиента помимо положенного гонорара большую сумму и за это был привлечен к уголовной ответственности.

Дело было расследовано поверхностно, доказательства вины этого человека в соответствии с уголовно-процессуальным законом закреплены не надлежащим образом, а имеющихся было явно недостаточно для предания виновного к суду.

Николай Константинович в выездном заседании отказался от обвинения и подсудимый был оправдан.

- Руководители были очень недовольны тем, что я не поддержал обвинение, - говорит Н.К.Соснов, - но я смог убедить их в своей правоте: обвинение человека должно строиться на доказательствах.

Другое уголовное дело, в начале 60-х было связано с учителем, имеющим степень кандидата наук.

- Кандидатская диссертация была посвящена работе пионерской организации, - вспоминал Николай Константинович, - а этот человек, педагог, занимался развратными действиями в отношении малолетних. Доказательств его вины следствием было собрано достаточно. Но суд первой инстанции оправдал его.

По нашему протесту решение это было отменено, областной суд принял дело к своему производству по первой инстанции и мне пришлось поддерживать обвинение. Но суд не согласился с моими доводами и вновь вынес оправдательный приговор. По нашему протесту Верховный суд отменил решение суда и вернул дело на новое рассмотрение, в новом составе. На этот раз суд вынес обвинительный приговор, определил меру наказания в 2 года лишения свободы и взял подсудимого под стражу из зала суда. Тогда эта статья уголовного закона предусматривала меру наказания в два года лишения свободы. Суд так неустойчиво первоначально принимал неправомерное решение потому, что много защитников нашлось у этого человека. Хотя «телефонное право» не было в те годы доминирующим…

К сожалению, отметил  Николай Константинович, - после освобождения, через несколько лет он стал доктором педагогических наук…

Н.К. Соснов  после сложения полномочий начальника отдела до 1997 года трудился на различных должностях областного аппарата, помогал молодым осваивать и совершенствовать профессию, призванную стоять на страже Закона.

Около 50 лет проработал Николай Константинович Соснов в органах прокуратуры. Но прожитые трудные годы, четыре ранения и тяжелая контузия, полученные им под Сталинградом и при освобождении Европы от фашистских захватчиков, давали о себе знать, и Николай Константинович ушел на заслуженный отдых, но отдохнуть не успел… 

Последние воспоминания ветерана.

 

Пришел работать в прокуратуру Татарского района Владимир Ильич Борисенко в 1964 году зрелым, с большим жизненным опытом человеком.

Судьба отпустила ему испытания, выпавшие на долю мальчишек военных лет: уже в 1944 году, из 9-го класса, В.И.Борисенко был призван в армию. Непосредственно в боевых действиях на фронте ему участвовать не довелось, но после окончания полковой школы в Латвии ему пришлось воевать с остатками недобитых немецких и латвийских фашистов. Затем служил на Дальнем Востоке, Камчатке, в Дагестане.

После демобилизации в 1956 году преподавал в школе, работал инструктором Татарского горкома партии и  одновременно учился заочно во Всесоюзном юридическом институте.

Стажировку в прокуратуре Татарского района не проходил, а сразу был назначен на должность следователя. Штат в районной прокуратуре небольшой: прокурор, а им был Илья Георгиевич Дудкин, два помощника и три следователя. Работы хватало: в производстве следователей находилось до 30 уголовных дел. Трудились практически без выходных.

Помнил Владимир Ильич и свое первое уголовное дело.

Зимовка 1963-64 гг. в Сибири была трудной. Из-за нехватки кормов в колхозах и совхозах района разразился большой падеж скота. В начале апреля при перевозке сена на центральную усадьбу хозяйства представитель колхоза им. Ленина и тракторист стали продавать его по пути следования, а на вырученные деньги - пьянствовать. В конечном пункте, деревне Малая Старина, расположенной в 75 км от г. Татарска, остатки сена воры бросили без охраны и продолжали пить. По данному факту прокурор возбудил уголовное дело и поручил расследование В.И.Борисенко

Весенняя распутица, отсутствие автотранспорта в прокуратуре затрудняли выезд на место происшествия. В милиции был один старый ГАЗ-69. Начальник предложил следствию коня под седлом. Верхом, по залитым водой дорогам, Владимир Ильич отправился в путь по следам трактора. В населенных пунктах вел допросы, изымал незаконно купленное сено и сдавал его на склады. Если добровольно сено не отдавали, то с помощью участковых инспекторов, с участием понятых делал обыск и изымал его. В основном весь похищенный корм был возвращен колхозу. Виновные в хищении понесли заслуженное наказание.

- За время работы в районных  прокуратурах, - рассказывал Владимир Ильич, - мне дважды приходилось начинать, как говорится, «с нуля».

 В начале марта 1965 года я был назначен прокурором Усть-Тарского района. В тот год в области восстановили около десятка районов, в том числе и Усть-Тарский.

В доме, где до укрупнения района помещалась прокуратура, теперь жил директор заготконторы райпо. В течение 6 месяцев мы не имели постоянного места. Под народный суд выделили избушку, которая раньше использовалась под морг больницы. Размещать прокуратуру было негде. Наконец, для прокуратуры выделили две комнаты в бывшем поповском доме. Когда наступили морозы, оказалось, что печь совсем не грела. Температура в помещении приближалась к наружной. Работали в шубах и шапках.

Вот в таких условиях начинали работать в восстановленном районе, но с поставленными задачами справлялись.

- Такая же история произошла и после назначения в августе 1972 г. прокурором вновь восстановленного Мошковского района. Тоже не было помещения для прокуратуры, не было жилья для сотрудников. Но не унывали, трудились.

За работниками прокуратуры, как и за членами райкома партии, закреплялись села, фермы или бригады в хозяйствах района. И мы, как представители партии, отвечали перед бюро райкома за состояние дел на закрепленном участке. Весной ездили помогать проводить посевную, летом сенокос, осенью уборочную, вспашку зяби, засыпку семян. И это помимо основной работы.

Зарплата была 130 рублей в месяц. Трудно жили. Но счастливое было время.

В 1981 году В.И.Борисенко был переведен в г. Бердск заместителем прокурора города. В этой должности Владимир Ильич трудился до достижения пенсионного возраста. Оформившись на пенсию, остался в коллективе: работал следователем до 1 июля 1999 года. Несмотря на возраст, он был также энергичен, работоспособен, успешно расследовал ряд сложных, запутанных уголовных дел. Вот один эпизод.

30 января 1995 года на городской свалке Бердска были обнаружены в бытовом мусоре ступни человека. Прокуратура возбудила уголовное дело, и Владимир Ильич с сотрудниками милиции выехал на место происшествия. В нагромождении мусора В.И.Борисенко обнаружил остатки изрубленной женской одежды со следами, похожими на кровь. В кармане обрывков кофты оказалась записка с указанием адреса в Искитимском районе. Пока проводился осмотр, работники милиции установили квартиру. При осмотре этой квартиры были обнаружены потеки крови в ванной комнате, коридоре. Под кроватью в мешках оказались остатки трупа потерпевшей, а на балконе в эмалированном тазу куски человеческого мяса. В квартире находился хозяин Гаврилов и его собутыльник Яцкевич. В ходе следствия было установлено, что Гаврилов, ранее неоднократно судимый, и Яцкевич изнасиловали потерпевшую и, когда та пригрозила им разоблачением, убили ее с особой жестокостью. Преступление было раскрыто за несколько часов. Убийцы приговорены к длительному сроку лишения свободы.

Владимир Ильич Борисенко  и на заслуженном отдыхе делился с молодыми сотрудниками своим богатым опытом, рассказывал о прошлом, далеком, но счастливом, времени.

Этот замечательный человек оставил о себе добрую память.

 

 

Г.Н.Булгаков 

                                                                                           Старший советник юстиции,      

заместитель председателя                                                                                Совета ветеранов органов                                                                           прокуратуры Новосибирской области